Мольер
tags: дети, Элита из ранее заикающихся

Мольер.Заикание
Когда произношу имя Жан Батист Мольер, что-то у меня в душе начинает шевелиться. И чего меня так волнует имя человека, который жил четыреста лет назад? Потому, что это имя связано с театром? Или потому, что с моими студенческими годами? Был такой период в моей жизни, когда на четвертом году моей учебы в театральном институте мы ставили курсовой спектакль «Кабала святош». Это о нем, о Мольере. Об отношениях между творцами и властью.

Роль Мольера играл Александр Г.. Великолепно играл. И в самые напряженные минуты спектакля он немного заикался. Совсем чуть-чуть. Только гораздо позже я узнал, что и Мольер заикался. Вот так совпали судьбы этих людей на московской сцене. Далеко позади остались студенческие репетиции. И Александр уже давно живет в другой стране. А вот сегодня, что-то екнуло. И прояснилось в воспоминании.

Мольер родился в 1622 году, в январе, пятнадцатого числа. Естественно, в городе Париже, что на реке Сена. Правда он родился не Мольером, а Покленом, но Жаном Батистом. Его отец был обойщиком. Но не простым, а придворным. Вы чувствуете, что рассказ о Мольере начинается как сказка. Король, придворные, кареты.… Как было не стать драматургом и режиссером?

Папа был основательным человеком, буржуа. Ни о каком образовании для сына он не помышлял. Его мечтой было передать сыну свое дело. А чтобы быть обойщиком грамотным быть было не обязательно. Но Жан Батист все же научился читать и писать. Правда, для этого нужно было дожить до четырнадцати лет. К этим годам родители уже похлопотали, чтобы придворная должность отца перешла по наследству сыну. А Жан Батист хотел учиться. И если бы не помощь деда, который уговорил отца, не видать будущему драматургу иезуитского коллежа.

Не знаю как вам, а лично мне название «иезуитский колледж» навевает грустные мотивы. А будущий Мольер проучился там целых пять лет. И ничего. Хотя, я не прав. Еще как чего. Не очень он почитал священников. И в его произведениях они выглядели довольно комично и несимпатично. Но колледж он закончил. И получил диплом юриста.

Вы думаете, молодой Поклен хотел быть крючкотворцем? Отнюдь. С малых лет он мечтал о театре. И после получения высшего образования Поклен создает свой… театр. Именно тогда он взял себе псевдоним «Мольер». И завертелось. Мольер мечтал быть актером, и притом трагическим актером, способным вызывать сильные чувства у зрителей. О написании пьес он тогда еще не думал. Шибко молодой был. Но эзопов язык его волновал. Эта способность иносказательно говорить о запретном - высший пилотаж для режиссера.

Французский театр только начинал свой взлет. Но взлет у театра Мольера, точнее «Блистательного театра», как они себя называли, как-то не получился. И театр закрыли. Мольер уехал на «гастроли» с труппой бродячих комедиантов. Исколесив за восемь лет всю Францию, Мольер написал собственную пьесу «Сумасброд». И поставил ее в Лионе. В те годы Франция признавала одного драматурга, Корнеля. И решится неизвестному молодому человеку написать собственное произведение и поставить его на сцене, это был нечто.

Но труппе требовался репертуар. А покупать его было не за что. Мольер поначалу переделывал итальянские фарсы, чтобы они были понятны французской публике. Но чем дальше, тем больше в этих комедиях появлялось от Мольера. Пока от итальянцев не осталось ничего. Так родился Мольер-драматург. Иногда полезно поколесить по стране и понаблюдать за жизнью народа, чтобы потом описать некоторые моменты в комедиях.

Тридцати шести летним Мольер возвращается в Париж. И сразу успех в выступлении перед королевским двором. В 1960 году у Мольера появилась своя сцена в Пале-Рояле. Раньше на этой сцене играли трагедии, которые писал кардинал Решелье. Он то и построил для себя этот зальчик. Я не зря написал уничижительное слово «зальчик». Дело в том, что для театра требуется специальная сцена. А таких сцен в Париже тех лет, увы, не было.

Четырнадцать лет Мольер творил в Париже. В своих пьесах он сам и играл. И играл гениально. Публика обожала своего кумира, который и в самом деле был достоин самых высоких похвал. Вы спросите, а как же заикание? Его он практически выправил. Да и сцена со многими творит чудеса. Из современников я могу привести в пример Дмитрия Певцова, у которого заикание боится сцены, как черт ладана.

За это время были написаны шедевры мировой драматургии: «Дон Жуан», «Мизантроп», «Тартюф», «Мнимый больной» и другие. Всего около тридцати пьес. Некоторые из них и сейчас идут на мировых сценах. Почему? Да потому, что люди не меняются. А Мольер писал пьесы, в которых высмеивал человеческие пороки. Такая вот сатира в семнадцатом веке.

Вам ничего странного не показалось в предыдущем предложении? Слово сатира вас не смутило? Как смог выжить театр, который высмеивал пороки не только простых людей, но и довольно «сложных»? Как его не прикрыли? Дело в том, что у Мольера был один главный зритель, который его прикрывал. Это сам король Людовик XIV. А против «короля-солнца» не попрешь.

Правда, такую защиту приходилось «отрабатывать», как бы сейчас сказали «пиарить спонсора». Нет, неправильно сказал. Со спонсором проще. А у короля ты игрушка. Пока нравишься – живешь. Разонравишься – прочь. А куда прочь? Другого театра у Мольера не было. И другой жизни тоже. А врагов хватало. Особенно в той среде, о которой мы говорили вначале. В среде священнослужителей. В среде иезуитов. После пьесы «Тартюф» они готовы были уничтожить Мольера, но король защищал. Значит, надо было отдалить Мольера от короля.

И по Парижу поползли слухи о Мольере. Будто бы он женился на своей дочери Арманде Бежар. Оттого и умирают их дети. Да и вообще, по Парижу гуляли самые невероятные сплетни. И они сделали свое дело. Король отвернулся от Мольера. Здоровье его ухудшилось. И 17 февраля 1673 года, на пятьдесят первом году жизни Мольер умер. Он умер на сцене, играя главную роль в спектакле «Мнимый больной».

Церковь запретила хоронить Мольера по христианским канонам, мстя «не покаявшемуся грешнику» и насмешнику. Его захоронили ночью на кладбище Сен-Жозеф.

Ключевые слова: заикание, Мольер

Еще рекомендуем:
Торнадо бывают только в Америке? А я вас познакомлю с торнадо в области Брока. Где это? в голове.

Если собираешься сказать что-нибудь человеку, то смотри ему прямо в глаза и логофобии не устоять.

Повсюду нас окружают сознательные и бессознательные психологические уловки. Попробуй разберись