О связи заикания с ритмом и бессознательным
tags: лечение, логоневроз, статьи

О связи заикания с ритмом и бессознательным.Неосознанное всегда казалось человеку странным, пугающим. В связи с этим очень интересны наблюдения психолога Л..Р. Зенкова, который подметил, что правое зрительное полупространство, связанное, как мы помним, с левым полушарием мозга, ассоциируется с истиной, светлым миром, добротой и ясностью. Левое полупространство наделяется противоположными свойствами. Анализ самых древних и более поздних памятников живописи показывает достоверное преобладание лево-правого направления движения изображенных объектов.
Даже рассмотрение памятников неолитического искусства в виде наскальной живописи показывает, что изображенные животные движутся в направлении слева направо и представлены своим правым профилем. Психологически это coвпадает с процессом превращения в реальный знак потока образов из «бессознательного» правого полушария. «Изображая животных, художник тем самым вызывал их из небытия, потустороннего мира; акт творче ства являл собой одновременный акт творения» [Зенков, 1985, с. 234].
Связь между работой полушарий выражается в возможности в некоторой степени отразить в языке неосознанное. Первым, кто указал на та кую возможность, был австрийский психиатр Фрейд [Freud, 1924].
Анализ обратной стороны речи, оговорок и пропусков, забывания некоторых слов и выражений послужили краеугольным камнем теории психоанализа. В строе языка и его особенностях могут быть зашифрованы вытесненные желания и связанные с ними болезненные проявления — корни начинающихся неврозов, логоневрозов и заикания.
Раз есть код, нельзя ли с его помощью проводить лечение? На этой основе Лакан создал новую, как он сам считает, психотерапию, главной особенностью которой является работа врача над речью логопедического больного. Восстановление пропущенного, выяснение роли ударений и пауз позволяет врачу сконструировать из речи больного связную, направленную историю и совместно с больным перестроить его чувства, мышление и поведение соответствующим образом.
«Функция языка, — писал Лакан, — заключается не в информации, а в побуждении» [Lacan, 1966. Цит. по: Автономова, 1985, с. 115].
Аналогичные соображения высказывались и отечественными исследователями [Иванов, 1985; Леонтьев, 1985].

Однако подход Лакана по-прежнему не дает ответа на один очень существенный и для теории, и для практики вопрос: как осуществляется связь между полушариями головного мозга на основе речепроизводительной функции? В этом отношении очень важный, на наш взгляд, шаг был сделан отечественным ученым профессором В.В. Налимовым.
По сути дела высказанная им гипотеза — расширение теории Лакана в совершенно другой плоскости. По аналогии с Лаканом Налимов отводит языку функцию передачи не только осознанного, но и бессознательного. Однако Налимов находит ту составляющую языка, через которую бессознательное частично осознается. Этой частью является ритм.
Действительно, каждый человек знает, что стих значительно лучше, чем проза, передает эмоциональный настрой личности, а эмоции являются производной правого полушария. Известно также, что наиболее полно эмоциональное состояние передает музыка, восприятие которой — тоже прерогатива правого полушария. Стих — это как бы нечто среднее между словом и музыкой. Но что делает поэзию в некоторой степени даже ближе к музыке, чем к прозе? Ритм! Именно ритм, согласно гипотезе Налимова, накладывает на дискретные носители речи — слова — непрерывную составляющую образного бессознательного [Налимов, 1978, 1979].

Сказанное, возможно, требует пояснений. Психологи уже давно заметили, что
«слово всегда относится не к одному какому-нибудь отдельному предмету, но к целой группе или к целому классу предметов. В силу этого каждое слово представляет собой скрытое обобщение...» [Выготский, 1982, с. 17].
Однако способность к такому обобщению приходит не сразу. Мы рождаемся способными только к образному восприятию.
Например, ребенок видит стол и воспринимает его как определенный, вполне конк ретный предмет, составляющий часть общей обстановки, затем самосто ятельный. В дальнейшем его учат, что этот предмет называется столом, стул — это совсем другой предмет из той же обстановки комнаты. И до гое время для ребенка понятие «стол» связано именно с тем первым, конкретным столом, который он увидел в своей жизни, а другие столы другие предметы, чем-то похожие, но другие.
Постепенно в его сознании формируется обобщенный образ абстрактного стола, который во всей последующей жизни и функционирует под словом «стол». За долгие годы жизни мы видим столько разных столов, что их отображение в нашем сознании (и в нашей памяти) составят некоторую непрерывную функцию, выделить из которой вполне конкретный образ помогает строй языка. Если мы, к примеру, читаем описание столовой, то в нашем воображении слово «стол» вызовет образ обеденного стола, соотнесенный к тому же с конкретной обстановкой и временем описываемых событий.

Жесткое логическое построение речи, грамматические, правила и обороты выделяют определенное дискретное смысловое значение слова, оставляя в зоне бессознательного всю широту и полноту его восприятия через образ.

Ключевые слова: голос, слово

Еще рекомендуем:
Практически все задавали себе вопрос: почему я заикаюсь? Один из ответов находится здесь.
Заикания и психология. Психологические и двигательные реакции при заикании. В момент заикания в центре Брока возникает, образно говоря, торнадо.
Некоторые общие правила выполнения речевой гимнастики. Общая методика артикуляционных упражнений. «Пожалеть» ребенка или заставить через силу выполнять трудное упражнение?